Раиса Зуева: о гибели отца и послевоенной молодости - zorkanews.by

Раиса Зуева: о гибели отца и послевоенной молодости

Свой отпечаток на судьбе жительницы из деревни Костюки Раисы Ивановны Зуевой оставили военные и послевоенные годы, но жизнь женщину не сломала.

Родилась Рая в 1939 году в Кривелях. В семье Ивана Антоновича и Анны Андреевны Романович кроме нее были два старших брата, Аркаша и Саша, а в 1943-м появился Вова.

Разумеется, о начале войны, первые годы лихолетья ничего Раиса Ивановна не помнит. А вот о времени освобождения Беларуси и дальнейших событиях кое-что в памяти пятилетней девочки отложилось.

Вспоминаю,как мы прятались при приближении фронта, шли с мамой в лес за деревню Подъямное, что возле Слободы. Аркадий был в партизанах, маленького Вову мама на руках несет, а мы сбоку бежим. Боялись, что начнется бомбежка. Не один день, неделю провели в лесных тайниках. Назад, когда опасность уже миновала, возвращались на лошадях. Приезжаем в Кривели, а в нашем доме уже кто-то заселился, не хочет его покидать. Да сельчане помогли, толпой выдворили незваного новосела. Но как жить дальше? Ни хлеба, ни теплой одежды, никакого домашнего снаряжения. Хорошо, что на улице тепло было, помню, ярким букетом куст пиона расцвел во дворе, — рассказывает женщина.

Случилась беда с Аркадием. Неудачно прыгнул с поезда, повредил ногу, она долгое время болела, ее потом ампутировали. В июле 1944 года ушел на фронт отец. Всей семьей провожали его, хозяин нес Вову на руках. Жена плакала, словно предчувствуя, что видится с Иваном Антоновичем последний раз. Писем от него не было. Когда подождали день Победы, еще надеялись, что вот-вот переступит он порог дома-другие же фронтовики потихоньку возвращались в родные места.

В тот майский день дети с утра сидели на печи.

Солнышко уже выглянуло, выйдите на улицу, погуляйте немного, — выпроводила Анна Андреевна меньших. — А я приготовлю обед и вас позову.

А в это время заходит в дом представитель сельского Совета депутатов (одно время для этого учреждения нанимали квартиру во второй половине дома Романовичей) с сообщением, что хозяин погиб смертью героя под Кенигсбергом.

Те несколько месяцев после победы надолго запомнятся сельчанам. Радость от долгожданного изгнания оккупантов, эйфория гордости за успехи армии-освободительницы вскоре перешли в непростые будни. Особенно тяжело приходилось семьям с маленькими детьми, где не было мужских рук. Не меньшего чествования, чем герои-фронтовики, партизаны и подпольщики, достойны женщины — вдовы послевоенных лет.

Четверо детей, один из которых инвалид, ставила на ноги Анна Андреевна Романович. Малыши рвали щавель, крапиву. Старшие работали возле дома, выполняли посильную работу в колхозе. Пойдут семьей в лес, мать просит: вы же не ленитесь, насобираем ведерко ягод, часть для себя сварим или высушим, часть продадим или на кусочек сала обменяем. Отправляя в деревенский магазин за хлебом, тоже напутствует: несите хлеб домой, по дороге не кусайте, разделим на всех. А как не попробовать, если он так пахнет?!

Приходилось и на нехорошее дело идти. Под тайником тьмы направлялись к колхозным копнам с сеном. Мать в постилку наложит немного, дети — по горстке под мышку, аккуратно, чтобы не намусорить. Либо, копая колхозную картошку, женщины в конце работы скрывали в борозде по корзине клубней, а ночью забирали. Бригадиры или кто то другой из колхозного руководства иногда видели или знали о подобном, но строгие меры применялись не всегда.

Во второй половине 1945 года стали набирать желающих поехать в Германию и пригнать домой коров. Брат мужа Юзик, у которого было пятеро детей, посоветовал свояченице: «Езжай, мы и за твоими четырьмя эти недели две посмотрим. Зато выберешь для семьи лучшую корову…». Пять человек из Кривелей направились в дальнюю дорогу, были и из других деревень. Вместо планируемых 10-15 дней то путешествие, наполненное приключениями и опасностью (на территории Германии иногда неизвестные нападали на группу, резали и коров, и людей), растянулось почти на полгода. Анне Андреевне повезло, она в этом обозе была за повара и от начальства недалеко.

Наконец стадо пригнали в Кухтичи. За ночь женщина пришла в родную деревню, а назавтра с Юзиком на коне поехала забирать корову. Еще в дальней дороге из Германии Анна Андреевна присмотрела для себя животное, хотя и не была уверена, что именно оно ей достанется. К тому же еще одна неожиданность – ее любимица за ночь в Кухтичах растелилась. Какой радостью и счастьем светились глаза женщины, когда ей сообщили, что она может забрать и корову (назвала ее Лелью), и телёнка! И поэтому дорога домой, даже пешком за телегой, показалась еще короче. После была проблема, чем накормить корову. Летом выводила на неудобицы, луговины; дети рвали для своей кормилицы траву где только можно было. И соседи, люди добрые помогали.

Годы непосильной работы, переживаний не прошли бесследно. В середине пятидесятых Анна Романович умерла в 51 год. До этого времени старший ее сын Аркадий женился, жил отдельной семьей. Младшего, Володю, отправили в детский дом в Узду, да он вскоре оттуда убежал. Раиса после школы поступила на учебу в Минское медучилище. Отучилась, получила направление на работу лаборанткой в Лошанскую участковую больницу. Хоть и имела право на отдых после учебы, но уже на второй день приступила к выполнению своих обязанностей.

Коллектив, который в то время возглавлял Ростислав Павлович, охотно принял новую работницу. Девушка старалась. Она не только добросовестно делала анализы крови, мочи, желудочного сока, выполняла другие служебные поручения, но и жила всеми теми заботами, что и коллеги. Одной дружной семьей заботились ради общего дела главврач, фельдшер, медсестры, санитарки. Вместе заготавливали в лесу дрова, привозили на лошадях, резали, рубили. Вместе, под руководством Петра Ильяшевича, достраивали кухню, складские помещения. Вместе приводили в порядок новые стены, после того как в Лоше построили новую школу, а прежнее здание учебного заведения передали больнице.

С благодарностью вспоминает Раиса Ивановна Зуева всех, с кем пришлось работать. А это, кроме указанных выше главных врачей, врач Елена Кузьмина, фельдшер Геннадий Павлюкевич, акушерки Мария Соловей, Евгения Бородич, медицинские сестры Татьяна Кашалевич (участница Великой Отечественной войны), Галина Касабуцкая, Олимпиада Верстан, санитарка Леокадия Плиско, конюх Борис Литвиненко (была и такая должность при медучреждении-хлеб, другие продукты питания, товары медицинского назначения из райцентра привозил)…

Как-то пожаловали в дом к женщине работники сельского Дома культуры. Попросили для альбома, оформляемого при учреждении культуры, старые фотоснимки, документы, свидетельствующие о тех далеких уже годах середины прошлого века. Отдала, что имела-там их увидят больше людей. Увидят и припомнят и войну, и послевоенные годы.

Виктор СОБОЛЕВСКИЙ, Сергей ШАРАЙ (фото)

Это интересно