zorkanews.by

Новости Узденского района

О боевом ранении, закалке Афганом рассказывает дочь Ивана Барбарчика

Окончив 10 классов школы, затем училище, Иван мечтал о светлом будущем, рисовал бескрайние просторы в своих мыслях. Но судьба распорядилась по-своему.

Осенью 1984 года пришла повестка на службу в пограничные войска. Куда их повезут — не знал, сказали только, что на южную границу. Пять суток на поезде ехали к Туркмении.

На месте сначала проходили карантин, привыкали к климату и только после принимали присягу. А дальше было распределение. Предлагали службу шоферам или на границу. При росте 176 сантиметров Иван мог пойти в войска на охрану складов, вертолетных площадок, но выбрал должность инструктора минно-поисковой службы с собаками. В учебном центре Ляур в пустыне, вдали от Ашхабада, нашел себе верного друга-немецкую овчарку Эльзу. Пять с половиной месяцев учился с нею, старались оба и в итоге вместе сдали экзамен на отлично. Очень многое зависело от собаки, грамотной работы Эльзы по поиску мин и снарядов. Иван получил звание сержанта. На то время только 5 солдат из 35 сдали на сержанта.

После учебы попал в мотоманевренную группу «Карези Ильяс» в Афганистан, в район одноименного кишлака, где задержался на год и семь месяцев — с июня 1986-го по декабрь 1987-го.

Все время в разъездах, приходилось часто выходить на длительные маршруты. Собакам давали отпуск: пять километров шла одна собака, затем ее сажали в БТР, а на смену выходил другая. Ходили по 40 километров в сторону Советского Союза встречать колонны машин, проверяли дорогу вместе с собакой со щупами на наличие мин, считай, с четырех часов утра. В такие праздники, как 1 Мая, 9 Мая, выходили на усиление границы, на подмогу пограничникам. Окапывались и охраняли границы от контрабанды наркотиков, поставки которых в то время велись из Ирана, Ирака в Союз через Афганистан.

Такие походы, как правило, занимали около двух недель, но иной раз срок увеличивали, и солдаты оставались без запаса продовольствия и воды. Тогда просили подмоги у пограничников, что находились в 10 километрах от них.

Но иногда надо было и самим как-то выкручиваться-ловили черепах и варили из них суп. «По вкусу очень похоже было на куриное мясо», — вспоминает Иван. Была и еще одна проблема-отсутствие воды. Но сообразительные ребята находили выход — небольшими порциями сливали воду из одного радиатора охлаждения бронетранспортера. Начальник штаба только удивлялся, как они так ловко все делали: и суп варили, и чай успевали погреть. И тут ребята шли на выдумки-выкручивали заряды от мин, а из второй части, которая весила около 9 килограммов, отрубали кусочки и подбрасывали в костер, так как дров не было, только верблюжья колючка — какая из нее польза. Остальные солдаты еще и костер не успевали разложить, а саперы уже-подъевшие. Сами себя звали «пшенарями», ведь ели целыми днями пшено. Что еще было? Тушенка, сгущенка, гречка в жестянках. Выдавали спички по 17 пачек, папиросы охотники — по 11 на одного человека в месяц, кто не курил — сахар давали.

Отъедут затем и нужно снова окапываться, пять боевых единиц и сами — круговая оборона. Всю ночь роют, а назавтра может поступить команда двигаться дальше. Случалось, знаешь, что на пути готова выкопанная позиция, но приходится останавливаться и копать в другом месте за три километра, ведь о прежней позиции успели уже узнать душманы. Сначала копали окопы для стрельбы лежа, затем — для стрельбы стоя, затем между собой соединяли, чтобы можно было ходить по кругу, если убьют товарища рядом, чтобы перекрыть обе позиции, затем помогают шоферам под БТР копать…

Через полгода Иван получил ранение. С того момента и считает 6 января своим вторым днем рождения. 1987 год для него и сослуживцев начался с подрыва. Держали путь на гору высотой 200 метров, на расстоянии около 15 километров от базы, чтобы сделать на ней площадку для вертолетов, которые доставляли воду, боеприпасы и продовольствие. Когда были уже почти на месте — рвануло, пыли было по колено. Каток весом 2,5 тонны, наехавший на мину, шел в двух с половиной метрах от них. Его отбросило на 10 метров и волна пошла на них. Тогда две недели Иван лечился в больнице.

Рассказал Иван и о том, как добывали воду. Это была целая история. От базы до кишлака — 100 метров, воду возили по полдня. Из ручья пили коровы, а в нем рыбы плавали, надо было воду фильтровать, чтобы не подхватить болезнь. Пили только кипяченую воду, в которую после фильтрации еще нужно было бросать таблетки для обеззараживания. Если заметят, что пьешь сырую воду, отправляли на «губу». Через полгода службы привыкли-хватало одной поллитровой бикложки на двоих с собакой. В походы больше воды нужно было. Летом стояла невыносимая жара. Температура в тени достигала 40 градусов. За день вода так нагревалась, что не надо было ее греть, чтобы помыться.

Сначала мылись в палатках с печкой, но это было неудобно. Выкопали землянку, сделали там баню, обложили бревнами, чтобы укрыться от ветра. Для 30 человек давали час на стирку. Также оборудовали бассейн и парилку. Кирпичи сделали сами из песка, добавив сухую траву.

Зимой без валенок во время ночного дежурства можно было обморозить ноги. Иван вспоминает, что за все время только два раза видел снег. Выходных было мало, чтобы быть в форме, проводили соревнования. А это, между прочим, десять километров бега при полном вооружении по пустыне — противогаз, автомат, бронежилет, каски, четыре магазина, две гранаты. Затем выбирали — кто подготовкой магазина занимался, кто собирал-разбирал автомат, прыгали в мешках. И тут Ивану повезло, ему выпала очередь заполнить патронами магазин. Когда-то в Семеновичской школе он прошел хорошую военную подготовку, и вот-вышел вперед. Даже судья-заместитель командира взвода не поверил своим глазам и лично предложил парню посоревноваться вместе с ним. И смог выиграть только две сотые секунды.

А потом пришел приказ министра обороны об увольнении, так как имел в то время ранение. И на радостях, имея уже статус дембеля, сказал, чтобы ему принесли в землянку готовый ужин, а сам пошел готовить шинель.

Вот только вертолеты прилетели через пять дней. Место дислокации удалось оставить спокойно, так как случалось, что вертолеты с дембелями сбивали.

А уж как приехал домой, в редакцию районной газеты пришло письмо из части, где проходил службу Иван, со словами благодарности в адрес родных и учителей за то, что они воспитали настоящего защитника Родины.

Вот такой рассказ получился у меня про молодого парня, который прошел закалку Афганом. И знаете, этот парень-мой папа. Я очень горжусь, что вместе со своими детьми могу слушать его интересные истории и вместе переживать то, что было там, на чужой земле.

Наталья БАРБАРЧИК, г. Узда