zorkanews.by

Новости Узденского района

Жители России Светлана и Амир Калимулины переехали в Бервищи: что нравится и чего не хватает

На постоянное место жительства в деревню Бервищи граждане России Светлана и Амир Калимулины переехали три года назад. Курс на малую родину Светланы держали из Татарстана. Там, в городе нефтехимиков Нижнекамске, около тридцати лет отработали на теплоэлектростанции.

О переезде задумывались давно, –  рассказывает Светлана Юрьевна. — Планировали его ближе к пенсии, только с местом колебались. Да, могли жить и работать и в Сочи. В этом городе от нашей организации действует санаторий «Золотой колос». Ежегодно работающим выделялись путевки с 10% — ной оплатой. Пользовались таким бонусом и мы. Однако свой южный отдых чередовали с белорусским: если один год-в Сочи, то на другой обязательно посещали Бервищи. Гостили у сестры, которая живет в родительском доме.

Идея заполучить в деревне собственный уголок возникла неожиданно и пришлась всем по душе. Рядом со своим участком сестра купила пустующий участок и подарила его родственникам. Впоследствии вместе с мужем наблюдала за строительством будущего жилья. Так что Светлану и Амира ждал в Беларуси собственный дом. В Казани осталась семья дочери. После переезда родителей у них неоднократно гостил зять, сваты.

На дворе новых сельских жителей — баня, гараж, сарай. Посажен сад, опробована теплица. И подписку на районную газету хозяева оформили сразу после переезда.

  • Что особенно нравится на новом месте, а по чему скучаете?
  • Экология здесь, конечно, ни в какое сравнение не идет с нашей «нефтехимической», — говорит Амир Идиатович. — А вот по судоходной шикарной Каме, по полноценной рыбалке скучаю. Жили мы на берегу могучей реки, у нас была своя лодка, отдыхали и рыбачили с размахом. В деревне же размеренная, спокойная жизнь, люди доброжелательные, умеренные, искренние.

Родина есть Родина, все мне здесь дорогое и близкое. Там, например, мы тоже собирали грибы и ягоды, однако там все совсем другое. В своем лесу, кажется, я и до сей поры знаю каждую сосенку и березку. Если же брать по большому счету, замечаю некоторые плюсы и минусы. Среди положительного отметила бы доступность белорусских медицинских услуг, как на уровне районной больницы, так и областной. Никаких проблем нет и для нас пройти обследование по месту жительства, получить направление в областную. Там же медицина полностью страховая: выбрал страховочку и плати денежку. А вот в школе здесь, считаю, очень много у детей свободы, даже в одежде, внешнем виде. Там в школе правила более строгие: форма, аккуратная прическа, никакой расхлябанности. А вообще менталитет у нас один, страны близкие, братские, и что там дом, что здесь — особой разницы, наверное, нет, если бы не ностальгия, которая приходит с годами. А в моем случае, наверное, еще и романтика (смеется.)

Романтиками Светлана с Амиром были и в молодости. После окончания школы (училась девушка в СШ №1 райцентра, в старших классах — в СШ №2) поступила в училище, а после с подругой взяли комсомольские путевки и подались на всесоюзную стройку — Байкало-Амурскую магистраль. Два года там отработала комсомолка в военизированной охране на авиазаводе.

После захотелось увидеть море, махнула во Владивосток, — вспоминает женщина. — Устроилась в «Дальморопродукт“, плавзавод” Михаил Тухачевский». Я — матрос-обработчик, шкерили рыбу. Самая продолжительная командировка в море длилась 14 месяцев. Бывали и в штормах, видели дельфинов, акул, касаток, сивучей. Наш плавзавод работал в Тихом океане, Охотском и Беринговом морях. Сначала непросто привыкнуть, а после море затягивает. После четырех лет службы матросом я еще пять, наверное, вспоминала его со слезами и ностальгией.

На том же плавзаводе познакомилась белорусская девушка с таким же романтиком из Башкирии. Амир работал бланширователем.

Чтобы было понятнее: на каждой банке рыбных консервов значится подобная надпись, — уточняет наш герой. — На такую работу сосватала меня соседка, которая “отрыбачила » и приехала домой на побывку. «Я тоже хочу. Как попасть на плавзавод?»—спросил. «Без проблем, письмо напишем, если есть вакансии, то и возьмут», — сказала и сделала. Так на заводе и сосваталась наша семья. И тот наш совместный морской период не сравнить ни с чем. Наше четырехпалубное судно напоминало небольшой городок с кинотеатром, двумя магазинами, насчитывалось около полутысячи членов экипажа. Работали по 12 часов и столько же на отдых. Выдавали нам на руки по 30 рублей аванса, а полностью зарплату получали на суше. По тем меркам она была солидной.

Окончательно на берег ступила семейная пара, когда ждали пополнение. Поехали на историческую родину мужа, к его родственникам в Татарстан. Там и осели. Все время работали теплотехниками. Разного хватало в жизни. «Особенно тяжело было в 90 — х, даже ведро картошки за счастье считалось раздобыть, — говорит Светлана Юрьевна. — Однако никогда не опускали руки, во всем поддерживали друг друга. Помогала и комсомольская романтика, и морская закалка. Зато теперь многое наладилось, можно жить и радоваться, только беречь то, что есть”.

«Единственное, чего по-настоящему жаль, так это нашего великого мощного советского союза, где никого не делили по национальностям, каждому давали большие возможности», — добавляет муж.

Светлана МИХАЙЛОВСКАЯ