Сельское хозяйство

От рассвета до заката. Чем наполнен рабочий день комбайнера?

Таким вопросом мы задавались, когда направлялись к Леониду Липаю из ОАО «Райагросервис». Мужчина уже почти 40 лет работает комбайнером. Он любезно согласился рассказать и показать, что такое сезон уборочной и каждому ли он по плечу.

С первой росой

Приезжаем на поле и среди нескольких огромных машин пытаемся найти его. Долго искать не пришлось – комбайн нам «подмигнул», и из него показался Леонид Викторович.

– Я уже заждался вас! – бодро приветствует нас комбайнер. – Давайте усаживаться и вперед, каждая минута на жатве – бесценна.

Рабочий день у хлеборобов, как правило, начинается около семи утра. Первым делом они проверяют общую готовность комбайна к работе, заправляют его топливом. Затем ежедневные технологические операции – осматривают режущие ножи, смазывают узлы, проверяют целостность цепей и креплений, продувают фильтры и очищают бункер от мусора, контролируют натяжение ремней и выполняют другие действия, без которых работу в поле лучше не начинать. Также обязательно проходят медицинский осмотр.

И вот подготовительная часть завершена. Когда же непосредственно приступать к работе, решает агроном: это напрямую зависит от погоды и влажности конкретной культуры. Выезд в загонку может стартовать в 10–11 часов утра, а иногда и позже.

– Рано утром работе мешает роса. Если поле новое, комбайнеры объезжают его по кругу, запоминая, где можно поворачивать, где разворачиваться. Агроном дает каждому определенный участок, начинается работа. Первая остановка происходит, когда сигнал лампочки указывает на то, что бункер с зерном заполнен. Подъезжает машина, комбайнер или его помощник заполняют ее реестр и возвращаются к обмолоту после разгрузки бункера. Этот процесс повторяется в течение дня, – рассказывает Леонид Викторович. – Сегодня мы убираем тритикале, смесь пшеницы с рожью. Все по мере поспевания, до этого были ячмень, рожь, рапс. Сложность работы не зависит от вида зерновой культуры. Вообще, непросто только в момент привыкания к новой технике, на это уходит несколько выездов, а потом работа спорится. Имея навык, управлять комбайном не сложнее, чем автомобилем. По полю он движется со скоростью не более 2,5–5 км в час. Есть педали сцепления и тормоза, около десятка тумблеров справа. Главное в управлении комбайном не пропускать колосья, ехать ровно.

Комфорт и прохлада

Перед выездом слышали много рассказов о том, что современные комбайны, очень комфортные для работы. Сейчас оценим. Кабина – просторная, есть кондиционер. В такую жару действительно спасает. Да и двигатель то, что надо. Компьютер следит за качеством уборки, предупреждает об аварийных ситуациях. Управление ручное: жатку поднять-опустить, мотовило выдвинуть, скорость переключить.

– Включена молотилка, опущена жатка, открыт бункер – можно ехать. Процесс пошел, мы «зажинаем» поле. В среднем за день можно намолотить 40–50 тонн, зависит от урожайности. Но бывают и рекорды – до 90 тонн зерновых за день.

Компьютер специальным сигналом сообщает о том, что бункер на 70% заполнен зерном. Это значит, что через пару метров он заполнится полностью, и зерно нужно будет выгружать в машину для отправки на зерносушильный комплекс.

– Компьютер мы нежно называем «Наташа», уж не знаю, откуда пошло. Система очень удобная: напомнит о том, что нужно выгружаться, ведь за работой и правда можно отвлечься, забыть. Плюс указывает на неполадки, ошибки, которые можно оперативно устранить, – рассказывает Леонид Викторович. – В нашей работе каждая минута простоя стоит дорого, поэтому, чем быстрее решается проблема, тем лучше.

Зарплата комбайнера зависит от количества намолоченных тонн и качества собранного урожая. Каждая из культур в зависимости от погоды требует разных настроек оборудования. Некачественный обмолот говорит о непрофессионализме комбайнера, который плохо отрегулировал технику. Опытному специалисту достаточно один раз взглянуть на поле, и он сразу понимает, какие режимы в данный момент нужны для уборки.

Замечаем вокруг комбайна аистов. Птицы расхаживают по полю, как заправские хозяева, совсем не боятся огромных машин.

– Я слышал истории, как бедняги попадали прямо под комбайн, но у меня, слава богу, такого не бывало. Они могут подходить совсем близко, но буквально в последний момент отскакивают, – говорит Леонид Викторович. – Особенно много их на уборке трав. Однажды видел одновременно штук 60, видимо, готовились к отлету.

Привезли обед. Мужчины подтягиваются к полевой кухне, берут тарелки-кружки. Кормят два раза в день: первый раз еду подвозят где-то с 11 до 12 часов, а потом вечером. Перерывы для принятия пищи обязательны, их наличие предусмотрено правилами охраны труда. Обед и ужин хлеборобам привозят непосредственно в поле.

– Кормят сытно и вкусно, ни у кого нет претензий. И хотя на обед отведен час, мы управляемся минут за 20. Быстрый перекур и за работу. Лучше на эти полчаса раньше дома оказаться, пусть это и в 10 вечера, – отмечает комбайнер.

Общее дело

Напоследок не могу не спросить у Леонида Викторовича про его отношение к состязанию тысячников на уборочной.

– Я не стремлюсь к победе, просто стараюсь работать на совесть, делаю все возможное по своим силам и умениям. В прошлом году я стал третьим в районе, но в свое время бывал и первым. На данный момент в моем личном зачете уже 505 тонн. Считаю, что все стараются, это дело общее, здесь без командной работы никак. А такие соревнования воспринимаю как дополнительную мотивацию к работе, не более того, – отмечает механизатор.

Мы провели рядом с Леонидом Викторовичем несколько часов. Это была лишь часть одного дня из напряженного периода уборочной. Сложно переоценить труд хлеборобов, но когда ты испытываешь все на себе, то начинаешь еще больше уважать тех, кто с утра до ночи работает в поле на благо страны.

Текст: Елизавета ЛЕЩИНСКАЯ

Фото: Сергей ШАРАЙ