Общество

Жизненный километраж

С первой встречи с этой небольшой скромной женщиной и не подумаешь насколько велики поступки и дела она умеет реализовывать.
Свой жизненный путь Анна Коршун во многих случаях делит на «до» и «после», на городской и деревенский период. Хотя, по большому счету, и столичную жизнь без родной деревни Гута она не представляла, ведь не только душа, но и руки постоянно владели на родных просторах. «Воздух родины, он особенный, не надышишься им», – это про таких, как Аня.
Трамвай-троллейбус
После окончания сельского десятилетия, как и многие ее ровесники, показалась девушка в город.

  • На то время это скорее была традиция, чем какой-либо осмысленный выбор, – с высоты уже жизненного опыта рассуждает женщина. — Что, кроме тяжелой работы, видели мы, деревенские дети? Вот и старались родители вытолкнуть нас в город, чтобы прожили легче, чем они. Тем более, что нас в семье было четверо детей, растили мама с бабушкой. Отец разбился на мотоцикле, когда я училась в пятом классе. Короче, ехала я в город, не знала где трамвай, а где троллейбус.
    Сначала девушка подала документы в сельскохозяйственную академию в Горках. Однако та первая дорога от дома показалась ей такой дальней, что думалось:»Еду за ближний мир и домой никогда не попаду». У страха глаза же большие. После экзаменов, которые и сдала хорошо, забрала документы и показалась ближе, в Минск. «Помню, долго там уговаривали меня не делать этого, остаться учиться хотя бы на заочном отделении, но не послушала, о чем потом пожалела не раз», – признается собеседник.
    Из кассира — в токари
    Пойти в торговое училище посоветовала тетя, работавшая в торговле. У нее некоторое время квартировала племянница. «Приеду на товарную станцию и иду пешком до ЦУМа, оттуда только подъезжаю «к озеру», где жила тетя в частном секторе. Все старалась, чтобы лишней копейки не потратить», — вспоминает.
    Только и городская торговля, как показало время, не стала для деревенской девушки тем лакомым кусочком, как считали многие. После двух лет отработки старшим кассиром в продуктовом магазине, оказалась Аня в рабочем коллективе подшипникового завода. Туда уже «сосватал» ее дядя.
  • В отдел кадров пришло тогда нас» с улицы » несколько девушек. И первый вопрос, который услышали, был таким: «чего бы вам хотелось от работы: больше денег или работать там, где легче?»Я выбрала» легче » и стала кладовщицей по сбыту готовой продукции, – рассказывает женщина.
    Деревенская закалка
    Около 30 лет отработала Анна Николаевна на заводе. За это время освоила не одну рабочую профессию. Работала токарем – вытачивала детали, шорником-изготавливала ремни, и др.
  • Особенно выручали смелые специальности, когда нужно было зарабатывать отгулы. Тогда выходила и во вторую, и в третью смены. Дополнительные выходные были нужны часто и не для играл, а чтобы поехать в деревню и помочь маме. Кроме разной другой живности держали мы по четыре коровы. А если же все стадо в деревне насчитывало 10-15 буренок, то очередь пасти приходилось довольно часто. К тому же, обрабатывали и засевали в поле около гектара земли, и еще шесть «кусков» обрабатывали на болоте. Отпуск обычно брала в сентябре и ехала не на море или в санаторий, а опять же – в деревню. За этот месяц выкапывали не только свою картошку, а и пару недель перекапывали колхозную на болотах. Сейчас, как подумаешь обо всем этом, даже больно становится и не верится, что так рьяно работали люди, – говорит Анна Николаевна.
    В заводском коллективе нашла Аня и свое женское счастье. Через некоторое время заполучили с мужем собственную квартиру, родился сын. Казалось бы, живи да радуйся.
    Однако все в жизни непредсказуемо. Не заладилась семейная жизнь, тяжело заболела мать. На этот раз решение женщина принимает уже без никаких теток-дядюшек, как раньше. За три года до пенсии увольняется и переезжает в родную деревню ухаживать за мамой. «Хотя и с увольнением, как выяснилось впоследствии, я поспешила. Начальник предлагал брать мне отпуск за свой счет, продолжительность его не ограничивалась. Не послушала и с городом попрощалась окончательно»»
    С 2006 года и начал отсчет новый период в жизни Анны Коршун, а вместе с ним и новая трудовая биография. Вот где действительно говорят: ничто в жизни не случайно. Ухаживала за мамой и работала заведующей на местной молочно-товарной ферме. Вот тогда не раз вспомнила и дальнюю дорогу в сельскохозяйственную академию, которой испугалась по глупости, и те школьные годы, когда помогала мамочке на ферме, а на летних каникулах самостоятельно с ровесниками пасли колхозное стадо. Кстати, мать ее, Леонида Антоновна Трофимова, ухаживала на этой же ферме крупный рогатый скот. За высокие рабочие показатели была награждена орденом Знак Почета. «Такая глупая к работе и я, – говорит дочь. — А еще у меня от мамы доброта,чуткость и сострадание, мне всех вред».
    Работа на ферме, больная мать, домашнее хозяйство, где были две коровы, лошадь, свиньи, – все это одновременно легло на плечи недавней горожанки. «И ничего, выдюжила. Бывало, за ночь погреюсь на печи полчасика, берусь ухаживаться или на ферму бегу», – говорит женщина.
    С фермы на ферму
    Когда не стало мамочки, не поспешила обратно в Минск. Деревенский ритм жизни не испугал. Усердие, честность женщины, такое безупречное отношение к труду заметило и руководство хозяйства. Работала Анна Николаевна заведующей МТФ в Гуте, на заправке в Толкачевичах, на свиноферме у частника. Два года даже поработала заведующей МТФ в Леоновичах Пуховичского района, куда направила ее председатель хозяйства.
    За это время в соседней деревне приобрела женщина собственный дом. В Родительском сейчас хозяйничает брат. Как и прежде, постоянно держит живность-индокочек, свинней, кур, садит и ухаживает за огородом. На свеженину приглашает сына, сестру. Так и живет.
    И снова при должности
    Сейчас Анна Николаевна Коршун работает бригадиром на ферме по откорму крупного рогатого скота, которая на месте МТФ в той же деревне Гута сельхозпредприятия «Хотляны-Агро». На ферме постоянно находится около 200 голов скота. Поступает она сюда из других животноводческих коллективов хозяйства весом около 150 килограмм, а оставляют питомцы этот уже коллектив, когда достигают 420 кг и более.
    Ухаживают за скотом три смотрителя-Анатолий Рагляк, Сергей Гнеушев и Валерий Козлов. Работают мужчины сутки через двое. У бригадира выходных нет. Два последних года не была она и в отпуске. А обязанности брагодирства руководства, которые направлены на организацию рабочего процесса, иногда и намного расширяются.
  • Где же только буду я управлять, когда вижу, что смотритель давно заботится и устал? — говорит женщина. — Беру сама вилы и пошла помогать! Где кормы подкину, где подстелят скот, воды налью. Бывают и форсмажоры, когда и сутки на ферме провожу. Как говорят, день на день не приходится.
    Когда говорят, что молоко у коровы на языке, то хорошие привесы зависят от хорошего корма и надлежащего ухода. «Что зависит от нашего коллектива, то мы обеспечиваем стабильную работу, — говорит бригадир. — На результате же работы сказывается и работа зоотехника, ветеринара, которые оперативно решают любой вопрос, доставляют и выполняют все, что нужно.
    Каждый месяц, в один и тот же день, на ферме идет перевес скота. Валовые привесы составляют 4-6 тонн. Зависят они еще и от того, какое животное и сколько его в течение месяца поступит на откорм и сколько отправится на мясокомбинат по достижении определенной кондиции.
    Вместо эпилога
    И наверное рассказ об этом человеке был бы неполным, если бы не сказать сколько километров преодолевает ежедневно Анна Николаевна к месту работы на велосипеде, а то и пешком. Расстояние от ее деревни Малиновка до Гуты более шести километров в одну сторону. Не раз возвращалась пешком и из Леоновичей, которые еще дальше. Чуть ближе была эта дорога к другим рабочим объектам. А в целом километраж, который за 15 лет работы в сельском хозяйстве накрутила Анна Коршун, довольно внушительный, а такая ее преданность родной земле заслуживает глубокого уважения.