Общество

Живёт простая женщина

«Я никогда не боялась работы, никакой. В передовиках не ходила, но и худшей никогда не была», – такую простую оценку своей работе дала Лидия Николаевна Иванова.
Будто вчера было
Детство Лиды пришлось на военную пору. Пусть и родилась девочка в 1932 году и уже не мала была, когда на Узденщину пришли немцы, но те страхи и сегодня настолько живы, будто вчера все было.

  • Мы жили на хуторе.
  • Родители-обычные работники. Нас, детей, двое было — я и брат, на год старше меня – — рассказывает Лидия Николаевна. — Помню, как с братом свиней из хутора гнали, мы тогда переселялись в дом. Меня, как самую малышку, мать поставила последней, чтобы подгоняла, а они с отцом направляли. А потом война. Папу забрали на фронт. За это время дома мы и лишились. В деревне немцы стояли. Мы вынуждены были по соседям путаться, ведь наш дом облюбовали враги. А когда пришли партизаны, немцы, спасаясь, дома подожгли. Много домов тогда погорело. И наше в том числе.
    Надо было начинать все по-новому. Что было делать Аксению (так звали мать Лиды)? Одна с детьми осталась. Мужчины возвращались с фронта, а ее мужа Коли все не было, как и сведений о его судьбе.
  • Трудно было, чего тут скрывать. Жили и в гумне, а потом женщина нас к себе позвала, жалко ей стало нас, малышей, – продолжает Лидия Иванова. — Здесь папины друзья Павлик и Михаил говорят, что помогут со стройкой. Какой-то родич нам даже и дерево обещал на подвал. А тут и папа неожиданно вернулся. Только калекой…
    Спасательный свитер
  • Правая рука у папы была нерабочая, — говорит женщина. — Уже дома он рассказал, что мог и вовсе не выжить, если бы не мой свитер. Я, хоть и малышка была, связала папу свитер. Еще до отправки на фронт мы постригли овец. Так пока папа с мамой на работу ходили, я и устроила папе обновку. Вязка была густая-густая. Когда папа получил рваную рану, от потери крови мог погибнуть за несколько минут. «Доктор в больнице мне сказал, Когда я вернулся в сознание, что меня свитер спас, потому что кровь, благодаря ниткам, запеклась. Если бы не он, не жить бы… » — эти слова папы никогда не забуду.
    Трудно пришлось бы Николаю, если бы не друзья. Они и дом помогли построить, и с работой подсобляли как могли. «Что я могу делать, если у меня одна только рука?»- говорил он. На что получал ответ:»Ты с нами». Устраивали мужчины забор-Николай подавал им доски. Работали на строительстве – и другу находили посильную работу. Так и жила семья.

После школы-работать
Окончив семилетку, Лида даже не раздумывала, каким будет дальнейшая судьба. Она видела, что семье нужна помощь.

  • Папа хотел мне лучшей доли, — говорит Лидия Николаевна. — Говорил, чтобы мог, то все бы сделал. А он и так многое сделал для меня: научил ценить то, что имеешь. А я сильно жалела папу. И часто повторяла, что я не пропаду, так как никакой работы не боюсь.
    И действительно, девушкой она и лес садила, и на торф с женщинами ходила.
  • А потом в деревню приехал мужчина из столицы, вербовать на строительство, обещал зарплаты нормальные, жилье, – рассказывает далее наша собеседница. — Некоторые согласились. Так я попала в город. Работали возле Камвольного комбината. Рядом и жили. Интересно было, хотя и не совсем просто.

После свадьбы — в загс
Со своим будущим мужем Лида познакомилась в Зеньковичах, когда в очередной раз приехала к родителям. Здесь как раз свадьба была. А тогда же деревнями, улицами играли.

  • После танцев стали домой расходиться, так он вызывался нас с соседкой провести – — вспоминает женщина. — Уже возле дома поинтересовался, когда мы на столицу едем. Я хотела промолчать, но подруга вместо меня ответила:»завтра около обеда». Он и прицепился. В Минске уже снова встретились. Он говорит такой, что хотел бы в загс сходить-посмотреть, что там и как, потому что никогда не был. И я тоже не была там. С нами и подруга моя ушла. Меня даже не смутило то, что Коля сказал, чтобы я паспорт с собой захватила, так как без документа туда на экскурсию не пустят. А в итоге что-расписали нас в тот же день! Как только он сумел все это организовать! Диву даюсь. Я тогда вой как плакала. Но ничего, хорошо мы с ним прожили…

На родных просторах
Жить пришлось с родителями мужа. Коля на первых порах свои зарплаты мать отдавал, жене – ни копейки. «На дом таким образом собирали», – говорит Лидия Николаевна.
Легче стало, если перебрались в свой дом. Подрастали трое детишек — все мальчики: Коля, Ваня и Саша. Сама же Лидия Иванова работала в полеводстве.

  • Мне всегда тяжелая работа доставалась. Мешки с зерном таскали, когда сев шел. Скидывать-тоже я, ведь умела. Вагоны с комбикормом в Негорелом разгружать — тоже меня направляли – — рассказывает Лидия Николаевна. — Когда в колхоз Новый бригадир пришел, подруга шутила: может легче будет, будут работу по-другому распределять. Так очередная разнарядка. Одних-на такую работу, других-на другую. На направление он назначает других, так одна из них, долго не думая, и говорит: «А мы такой работы не умеем делать, лучше Иванову никто ее не сделает» « Что тут попишешь? Или такой случай. На аэродроме были, тоже что-то грузили. Летчик после мне и подруге предложил круг на самолете сделать над Уздой. Не согласилась я, боюсь. Подруга тоже не решилась, глядя на меня. Может, и надо было рискнуть…
    Занятие для души
    За неустанной работой, которая отнимала много времени и сил, находила Лидия Иванова несколько минут и для себя. Занималась вышиванием и вязанием. Результаты такого восхищения и сегодня можно видеть в деревенском доме: крышки на кроватях, вязаные вазы, вышитые картины… надо было видеть, как блестели глаза женщины, когда показывала их нам. Еще одна отдушина, которая радует женское сердце и притягивает глаз, – цветы. Их на подворье довольно.
  • Уже шесть лет как нет рядом мужа, — говорит Лидия Иванова. — Тяжело одной, но от цветов отказаться не могу. Дети помогают, но и сама много чего делаю. Вот и недавно как — то на улице машина остановилась, а я в цветах рылась. Мужчина из нее вылез и говорит: «Какое красивое подворье! Неужели все своими руками?»»А как же», — ответила. Он постоял еще сколько и поехал. Кто, откуда-не знаю, но приятно было.